Метастатическое поведение и общая выживаемость в зависимости от подтипов рака молочной железы при воспалительном раке молочной железы IV стадии

При воспалительном раке молочной железы (IBC) часто наблюдается отдаленное метастатическое заболевание, как следствие, плохой прогноз. Целью этого исследования было проанализировать связь подтипов рака молочной железы на основе рецептора гормона (HR) и рецептора эпидермального фактора роста-2 (HER2) человека при воспалительном раке молочной железы (IBC) стадии IV с преимущественным местом отдаленных метастазов и общей выживаемостью ( ОПЕРАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ).

Методы

Для пациентов с IBC стадии IV, диагностированной в Нидерландах в период с 2005 по 2016 год, опухоли были разделены на четыре подтипа рака молочной железы: HR + / HER2-, HR + / HER2 +, HR- / HER2 + и HR- / HER2-. Сравнивались характеристики пациента, опухоли и лечения, а также места метастазов. ОС подтипов сравнивали с использованием кривых Каплана-Мейера и лог-рангового критерия. Связь между подтипом и ОС оценивалась в многомерных моделях с использованием логистической регрессии.

Результаты

Всего было включено 744 подходящих пациента: 340 (45,7%) опухолей были HR + / HER2-, 148 (19,9%) HR- / HER2 +, 131 (17,6%) HR + / HER2 + и 125 (16,8%) HR- / HER2. -. Кость была наиболее частым местом метастазирования во всех подтипах. Значительное преобладание метастазов в кости было обнаружено в HR + / HER2- IBC (71,5%), а метастазы в печень и легкие - в подтипах HR- / HER2 + (41,2%) и HR- / HER2- (40,8%) соответственно. В многопараметрическом анализе подтип HR- / HER2- был связан со значительно худшей ОС по сравнению с другими подтипами.

Вывод

Подтипы рака груди на стадии IV IBC связаны с различными паттернами метастатического распространения и демонстрируют заметные различия в OS. Использование подтипов рака молочной железы может привести к более индивидуальной постановке диагноза, ориентированной на место метастазирования и распространению заболевания.

Вступление

Воспалительный рак молочной железы (IBC) имеет клиническую картину воспаления молочной железы с патологическими признаками злокачественности. Он составляет 1% всех случаев рака груди и является наиболее агрессивной формой рака груди [1].

Рак груди в целом можно разделить на четыре подтипа на основе иммуногистохимии рецепторов гормонов (HR), подразделяемых на рецептор эстрогена (ER) и рецептор прогестерона (PR), а также рецептор-2 эпидермального фактора роста человека (HER2) [2]. HER2-обогащенные (HR- / HER2 +) и тройные отрицательные (HR- / HER2-) опухоли у не-IBC имеют худшую выживаемость, специфичную для рака молочной железы, по сравнению с другими подтипами, хотя введение таргетной терапии для HER2-положительной молочной железы рак увеличил выживаемость для этого подтипа [3, 4].

Недавно мы продемонстрировали, что подтипы рака молочной железы на основе HR / HER2 влияют на прогноз и ответ на лечение у пациентов с IBC без отдаленных метастазов [5]. Однако почти у 40% пациентов с ИБК диагностируются синхронные отдаленные метастазы (стадия IV), и неизвестно, какую роль на этой стадии играют подтипы, основанные на HR / HER2 [6].

Помимо гистологического подтипа, место метастазов на момент постановки диагноза также сильно влияет на прогноз метастатического рака молочной железы, причем метастазы в кости имеют лучший прогноз по сравнению с метастазами в легких и печени [7]. У пациентов с ИБК IV стадии в качестве начального проявления корреляция между подтипами рака молочной железы как по предпочтительному месту метастазов, так и по ОВ ранее не оценивалась.

Хотя в последние годы был достигнут прогресс, выживаемость IBC остается низкой. Как редкость, так и агрессивность усложняют лечение IBC [1]. Мы надеемся, что улучшение понимания различных моделей метастатического распространения приведет к лучшему пониманию этого смертельного заболевания. Более того, это может повлиять на диагностический процесс у пациентов с IBC и может способствовать многопрофильному обсуждению того, какие методы лечения подходят после того, как было диагностировано отдаленное заболевание. Целью этого исследования было определение ассоциации подтипов рака молочной железы (на основе HR / HER2) с преимущественным местом метастазирования и общей выживаемостью (OS) у пациентов с IBC стадии IV.

Материалы и методы

Источник данных

Наиболее важные данные о раке в Нидерландах зарегистрированы в общенациональном популяционном реестре онкологических заболеваний Нидерландов (NCR), который ведется Нидерландской комплексной онкологической организацией (IKNL). NCR регистрирует все вновь диагностированные злокачественные новообразования в Нидерландах, используя общенациональную сеть и регистр гисто- и цитопатологии в Нидерландах (PALGA) в качестве основного источника уведомления. Обученные регистраторы из IKNL напрямую собирают данные из медицинских карт пациента. Морфология и дифференциация кодируются в соответствии с Международной классификацией онкологических заболеваний (МКБ-О), третье издание [8]. Стадия кодируется в соответствии с системой классификации опухолей, узлов и метастазов (TNM). Конкретное издание зависело от года заболеваемости [9, 10]. Что касается IBC,критерии, используемые в системе TNM, со временем не изменились. Ежегодная связь с базой данных муниципальной администрации используется для проверки жизненного статуса пациента и, если применимо, даты смерти. Последующие действия были завершены до 31 декабря 2016 г. Комитет по конфиденциальности NCR одобрил это исследование.

Пациенты и переменные исследования

Выявлены пациенты, у которых с 2005 по 2016 год диагностирован клинический рак молочной железы T4dN0–3 M0: диффузная эритема и отек (апельсиновый апельсин), охватывающий треть или более участков кожи груди. Пациенты с патологическим статусом T4d без клинического статуса T4d были исключены. Пациенты были разделены на четыре подтипа рака молочной железы на основе статуса HR / HER2: HR + (ER + и / или PR +) / HER2-, HR + (ER + и / или PR +) / HER2 +, HR- (ER- и PR -) / HER2 + и HR− (ER− и PR -) / HER2−. Пациенты были исключены, когда данные о ЧСС и / или статусе HER2 отсутствовали.

Согласно голландским руководствам, статус ER / PR был определен с помощью иммуногистохимии (IHC). Положительным результатом считалось не менее 10% положительных ядер опухоли. В Нидерландах статус HER2 считался положительным с иммуногистохимическим показателем 3+ (не менее 10% опухолевых клеток с сильным полным окрашиванием мембран) или амплификацией гена HER2 с диагнозом гибридизации in situ (ISH) (не менее 10% опухолевых клеток). опухолевые клетки, показывающие соотношение зонда HER2 и зонда центромерной хромосомы 17>2,2, или с помощью теста HER2 с одним зондом, когда было обнаружено среднее значение>6 генов HER2 на ядро ​​опухоли), или с помощью других методов, основанных на амплификации, таких как мультиплексная амплификация зонда, зависящая от лигирования (MLPA). В случае иммуногистохимического показателя 2+ (не менее 10% опухолевых клеток с полным окрашиванием мембран от слабого до умеренного;считается неоднозначным результатом), ISH или MLPA. Если в этом случае обнаруживалось, что HER2 усиливается, HER2 считался положительным. Статус HER2 считался отрицательным с иммуногистохимической оценкой 0 или 1+ или если ISH или MLPA не показали амплификации гена HER2. В Нидерландах в период 2005–2016 гг. Существовали некоторые вариации в определении статуса HER2 (особенно порог амплификации (>2,2 или ≥ 2) в тесте ISH с двойным зондом). Для этого исследования использовался статус HER2, зарегистрированный в NCR.некоторые вариации в определении статуса HER2 существовали в период 2005–2016 гг. (особенно порог амплификации (>2,2 или ≥ 2) в тесте ISH с двойным зондом). Для этого исследования использовался статус HER2, зарегистрированный в NCR.некоторые вариации в определении статуса HER2 существовали в период 2005–2016 гг. (особенно порог амплификации (>2,2 или ≥ 2) в тесте ISH с двойным зондом). Для этого исследования использовался статус HER2, зарегистрированный в NCR.

Метастазы, диагностированные в течение 3 месяцев после даты определения плана лечения, считались синхронными с первичной опухолью и включались в начальную стадию. Были проанализированы различные места метастазов: кости, легкие, печень и другие пораженные органы.

Были проанализированы методы лечения. Оценивалось использование тримодального лечения (сочетание последующей неоадъювантной химиотерапии, хирургического вмешательства и адъювантной локорегиональной лучевой терапии). Сообщалось о назначении химиотерапии, эндокринной терапии и таргетной терапии (трастузумаб).

статистический анализ

Характеристики опухоли, место и количество метастазов, а также лечение сравнивались между различными подгруппами HR и HER2 с использованием критериев хи-квадрат для категориальных переменных и непараметрических подходов ( U-критерий Манна-Уитни ) для непрерывных переменных. Точный критерий Фишера использовался для определения наличия неслучайных ассоциаций между двумя категориальными переменными в случае менее пяти пациентов на страту. рзначение не рассчитывалось в случае, если в одной или нескольких стратах было 0 случаев. Продолжительность наблюдения рассчитывалась до момента смерти или окончания наблюдения. ОВ определяли с использованием кривых Каплана-Мейера и подтипов рака молочной железы, а локализации опухолей сравнивали с помощью лог-рангового теста. Для корректировки характеристик пациента, опухоли и лечения был проведен многомерный анализ пропорциональных рисков Кокса. Включенные переменные включали возраст, подтип рака молочной железы, узловую стадию, гистологический тип и степень опухоли и тримодальную терапию, поскольку эти переменные значительно различались между подтипами рака молочной железы и значительно влияли на результат ( pp

Результаты

В период с января 2005 г. по декабрь 2016 г. в Нидерландах было диагностировано в общей сложности 2235 пациентов с ИБК, из которых 842 пациента имели IV стадию ИБК (33,3%) на момент постановки диагноза. Из этих 842 пациентов 98 были исключены из-за неизвестного статуса HR или HER2, оставив 744 пациента для включения в настоящее исследование. 98 исключенных пациентов с неизвестным HR / HER2 реже получали какие-либо формы лечения и были значительно старше (данные не показаны). В 2005 году, в первый год регистрации в базе данных, 17,3% пациентов имели неизвестный рецепторный статус, но в последующие годы этот показатель был низким (диапазон 4,1–11,2%). Начиная с 2005 г. частота ИБК IV стадии увеличивается (данные не показаны).

Подтипы рака груди и характеристики опухоли

Среди подходящих пациентов распределение подтипов рака молочной железы было следующим: 340 (45,7%) HR + / HER2-, 148 (19,9%) HR- / HER2 +, 131 (17,6%) HR + / HER2 + и 125 (16,8%). HR− / HER2−. В подтипе HR- / HER2- чаще всего встречались опухоли 3 степени (29,6% против 12,9–24,3%). Опухоли HR + / HER2 + и HR- / HER2 + чаще встречались при раке протоков (90,8 и 89,9% соответственно), а опухоли HR + / HER2- при лобулярном раке (14,4%) (таблица 1).

Сайт метастазов

У 391 пациента (52,6%) метастазы были обнаружены во многих органах. Во всех подтипах рака груди чаще всего диагностировались костные метастазы, причем самый высокий процент был обнаружен в подтипе HR + / HER2- (71,5%). Метастазы в легкие достоверно чаще встречались при ИБК с HR- / HER2- (40,8%). Метастазы в печень достоверно чаще обнаруживались в опухолях, обогащенных HER2 (HR- / HER2 +) (41,2%) (таблица 2). В отношении метастазов в головной мозг различий не обнаружено.

Уход

Из 744 пациентов с ИБК IV стадии 149 пациентам (20,0%) были выполнены операции на груди в рамках лечения. Химиотерапия была назначена 485 пациентам (65,2%), что значительно реже при опухолях HR + / HER2- по сравнению с другими подтипами. 253 пациентам (74,4%) с опухолями HR + / HER2- было проведено эндокринное лечение. HR- / HER2 + и HR- / HER2- получали химиотерапию чаще по сравнению с другими подтипами (86,5% и 82,4% соответственно). Не было обнаружено различий между подтипами в отношении частоты применения тримодальной терапии. В целом, чуть более 70% опухолей, обогащенных HER2, лечились с помощью таргетной терапии (таблица 1).

Результаты выживания

Медиана последующего наблюдения составила 16,1 месяца (межквартильный диапазон 7,08–30,48 месяцев), при медиане ОС для всей когорты 22,8 месяца (95% ДИ 1,68–2,03 месяца). Не было обнаружено значительных различий в отношении выживаемости между возрастными группами

Пациенты с IBC стадии IV с опухолями HR + / HER2 + демонстрировали наиболее длительную ОС, тогда как пациенты с опухолями HR- / HER2- демонстрировали худшую ОС ( p

Кривые Каплана-Мейера, отображающие ОС всех стадий ИБК IV с 2005 по 2016 гг., Представляющие стадию IV при постановке диагноза, разделенные на подтипы рака груди ( n= 744). Сокращения: HR - рецептор гормона; HER2, рецептор-2 эпидермального фактора роста человека

Более низкая выживаемость наблюдалась в случае поражения нескольких органов, что отображалось на кривых Каплана-Мейера для OS пациентов с IBC стадии IV в зависимости от места отдаленных метастазов (рис. 2).

Кривые Каплана-Мейера, отображающие ОС всех стадий ИБК с 2005 по 2016 год, представляющие стадию IV на момент постановки диагноза ( n= 744), разделенные на место метастазирования

Многопараметрический анализ показал, что операция, химиотерапия, таргетная терапия и антигормональная терапия были независимо связаны с лучшей выживаемостью (таблица 3). Оба подтипа HR- / HER2 + и HR- / HER2- были связаны со значительно худшей ОС по сравнению с подтипами HR + / HER2 + и HR + / HER2-. Множественные локальные метастазы были связаны со значительно худшей выживаемостью (ОР 1,32 [95% ДИ 1,04–1,68]).

Обсуждение

Имеются ограниченные знания о влиянии подтипов рака молочной железы, основанные на статусе рецепторов гормонов и HER2-статусе, на клинический исход при IBC стадии IV. Это крупное исследование демонстрирует, что подтипы рака груди на стадии IV IBC связаны с уникальными паттернами отдаленного метастатического распространения и различиями в OS.

Насколько нам известно, это первый обширный анализ влияния подтипов рака молочной железы, основанных на HR / HER2, на преимущественное место метастазов и ОС на стадии IV IBC. Данные предыдущих исследований были получены от пациентов, лечившихся в отдельных учреждениях [11, 12], в то время как наше исследование содержит данные, основанные на общенациональном популяционном реестре онкологических заболеваний, включая невыборные и непредвзятые данные всех больниц (как академических, так и неакадемических) в Нидерланды. Таким образом, наше исследование, которое включает в себя наибольшее на сегодняшний день количество пациентов, представляет собой ценные данные о текущих клинических проявлениях и практике.

Подтипы воспалительного рака молочной железы и преимущественное место метастазирования

При первом обращении пациенты с IBC демонстрируют значительно более высокую частоту отдаленных метастазов по сравнению с невоспалительным местнораспространенным раком молочной железы (39,7% против 34,1%) [6].

В нашей текущей когорте были обследованы 744 пациента с ИБК IV стадии на момент постановки диагноза, что составило 33,3% от всех пациентов с ИБК в исследуемый период. Более 50% пациентов имели множественные метастатические очаги с разной частотой очагов отдаленных метастазов среди различных подтипов рака молочной железы. Многопараметрический анализ показал, что метастатическое поражение нескольких участков было независимо связано с худшей выживаемостью.

Костные метастазы чаще всего диагностировались при всех подтипах IBC стадии IV со значительным преобладанием в группе HR + / HER2-. Метастазы в печень чаще наблюдались в группе, обогащенной HER2, и метастазы в легкие в группе HR- / HER2-. Это не согласуется с предыдущим анализом SEER, который не показал значительной связи между подтипами IBC и местом метастазов, что вполне может быть отнесено к небольшой выборке, состоящей только из 83 пациентов с IBC стадии IV, проанализированных в этом исследовании [13]. Мы использовали данные NCR, чтобы продемонстрировать, что метастатические паттерны IBC стадии IV кажутся вполне сопоставимыми с раком груди IV стадии в целом [14]. Анализ SEER показал, что подтипы, обогащенные HR + / HER2 + и HER2, склонны к метастазам в брюшную полость / таз, а подтипы HR + / HER2- и HR + / HER2 + - к метастазам в кости,в то время как подтип HR- / HER2- был склонен к легочным / средостенным метастазам [14]. В настоящем исследовании частота метастазов в мозг была явно ниже, чем сообщалось ранее Warren et al., Которые посоветовали включить МРТ головного мозга после диагностики экстракраниального метастатического заболевания при IBC [15]. Однако в их исследовании не было обнаружено статистически значимой связи между подтипом первичной опухоли и повышенным риском развития метастазов в головной мозг. Одноцентровый ультразвуковой анализ 203 пациентов с ИБК показал, что среднее время до развития метастазов в мозг составляло 19 месяцев [16]. Одной из причин низкой частоты метастазов в мозг в нашем исследовании может быть тот факт, что в NCR регистрируются только синхронные метастазы, и как таковые,мы не смогли проанализировать последующие метастазы в мозг, которые произошли более чем через 3 месяца после постановки диагноза.

Лечение воспалительного рака груди IV стадии

Лечение синхронного ИБК IV стадии включает первичную системную цитотоксическую терапию и таргетную терапию HER2 в случае HER2-положительности [17]. Одна из дискуссионных областей заключается в том, следует ли пациентам с ИБК IV стадии также проходить местную резекцию опухоли молочной железы. В отсутствие проспективных данных о потенциальной выживаемости от удаления опухоли молочной железы свидетельствуют ретроспективные данные [11, 12, 18].

Насколько нам известно, было проведено три проспективных испытания, оценивающих эффект удаления первичной опухоли при раке груди IV стадии, в которых были представлены противоречивые результаты: два исследования не смогли продемонстрировать улучшение выживаемости [19, 20] и одно показало улучшение выживаемость после 40 месяцев последующего наблюдения (первоначально не было выявлено никаких преимуществ хирургического вмешательства в отношении выживаемости после 36 месяцев наблюдения) [21].

Чуть более 20% всех пациентов в нашем анализе подверглись хирургической резекции первичной опухоли и чуть более 8% получили лечение тримодальностью. Эта комбинация неоадъювантной химиотерапии, хирургического вмешательства и адъювантной лучевой терапии считается наиболее эффективной схемой лечения при ИБК III стадии [17]. Наши цифры указывают на то, что хирургическое вмешательство также используется при лечении метастазов для локорегионального лечения.

Подтипы воспалительного рака груди и выживаемость

Важным выводом настоящего исследования является сильно варьирующий прогноз среди различных подтипов рака молочной железы на стадии IV IBC. Пациенты с ИБК HR + / HER2 + имели лучшую выживаемость среди четырех подгрупп, тогда как ИБК HR- / HER2- является независимым прогностическим фактором снижения выживаемости по сравнению с другими подтипами. Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями на стадии III IBC, а также на стадии IV non-IBC, оба из которых показывают, что опухоли HR- / HER2- имеют худший прогноз [5, 22, 23]. 5-летняя ОС пациентов с ИБК HR + / HER2 + в 3,5 раза выше, чем у пациентов с ИБК HR- / HER2-, тогда как подтипы HR + / HER2- и HR- / HER2 + демонстрируют аналогичные показатели выживаемости друг для друга, но явно ниже по сравнению с к подтипу HR + / HER2 +. Эти соотношения сопоставимы с недавним анализом метастатического рака груди с помощью SEER.Повышенная выживаемость подтипа HR + / HER2 +, скорее всего, отражает использование терапии, нацеленной на HER2. После разработки HER2-таргетных терапий для лечения метастатического рака молочной железы в целом выживаемость пациентов с HER2-положительными опухолями значительно улучшилась. Этот эффект не зависел от статуса ЧСС опухоли [24]. Данные были собраны у пациентов с ИБК IV стадии в период 2005–2016 гг. В последние годы трастузумаб эмтанзин и пертузумаб расширили терапевтический арсенал для HER-2-положительных пациентов, и, как следствие, прогноз выживаемости в настоящее время будет даже лучше, чем в период исследования [25].выживаемость пациентов с HER2-положительными опухолями значительно улучшилась. Этот эффект не зависел от статуса ЧСС опухоли [24]. Данные были собраны у пациентов с ИБК IV стадии в период 2005–2016 гг. В последние годы трастузумаб эмтанзин и пертузумаб расширили терапевтический арсенал для HER-2-положительных пациентов, и, как следствие, прогноз выживаемости в настоящее время будет даже лучше, чем в период исследования [25].выживаемость пациентов с HER2-положительными опухолями значительно улучшилась. Этот эффект не зависел от статуса ЧСС опухоли [24]. Данные были собраны у пациентов с ИБК IV стадии в период 2005–2016 гг. В последние годы трастузумаб эмтанзин и пертузумаб расширили терапевтический арсенал для HER-2-положительных пациентов, и, как следствие, прогноз выживаемости в настоящее время будет даже лучше, чем в период исследования [25].прогноз выживаемости в настоящее время будет даже лучше, чем в период исследования [25].прогноз выживаемости в настоящее время будет даже лучше, чем в период исследования [25].

В целом, настоящее исследование подтвердило, что по сравнению с другими характеристиками первичной опухоли подтипы рака молочной железы, основанные на статусе HR и HER2 первичной опухоли на стадии IV IBC, являются важными предикторами OS.

Следует обсудить некоторые ограничения настоящего исследования. Во-первых, NCR не регистрирует причину смерти, и поэтому невозможно определить выживаемость при раке груди. Однако, поскольку у всех включенных пациентов уже была диагностирована стадия заболевания IV на момент постановки диагноза, и поскольку метастатическое заболевание является основной причиной смертей, связанных с раком, среди пациентов с раком груди, причина смерти в нашей популяции, скорее всего, будет специфичной для рака груди [ 26]. Во-вторых, следует отметить, что 98 пациентов, которые были исключены с неизвестным HR / HER2, реже получали какие-либо формы лечения. Эти пациенты были значительно старше и представляют особую подгруппу пациентов с IBC стадии IV. Причины, по которым больные раком пожилые пациенты соглашаются или отказываются от лечения, значительно различаются.но наиболее последовательным определяющим фактором, обнаруженным в литературе, является рекомендация врача [27]. К сожалению, мы не можем сделать однозначных выводов об отсутствии данных HR / HER2, поскольку причины отказа от методов лечения не могли быть исследованы в этой базе данных. Эти факторы, а также коморбидность не были зарегистрированы в NCR и не могли быть учтены в нашем исследовании. Более того, местная терапия участков метастазирования (например, удаление метастазов и / или лучевая терапия) не могла быть проанализирована в этом исследовании.не были зарегистрированы в НКР и не могли быть учтены в нашем исследовании. Более того, местная терапия участков метастазирования (например, резекция метастазов и / или лучевая терапия) не могла быть проанализирована в этом исследовании.не были зарегистрированы в НКР и не могли быть учтены в нашем исследовании. Более того, местная терапия участков метастазирования (например, резекция метастазов и / или лучевая терапия) не могла быть проанализирована в этом исследовании.

Мы решили анализировать только клинический рак молочной железы T4d, а не анализировать как клинический, так и патологический рак молочной железы T4d. Однако, поскольку IBC обычно диагностируется клинически (кожная лимфатическая инвазия без типичных клинических проявлений недостаточна для диагностики IBC), анализ клинических случаев рака молочной железы T4d представляется наиболее точным подходом. Как и в случае с любой информацией, полученной ретроспективно из медицинских записей, мы признаем зависимость от доступности данных и точности отчетности.

Кроме того, центральный обзор патологии во время лечения не проводился, что могло привести к изменению статуса HR / HER2 у нескольких пациентов. Таким образом, потенциальное влияние межведомственного разногласия не оценивалось. Тем не менее, наш текущий анализ отражает повседневную клиническую практику, в которой местные лаборатории не отправляют все образцы в центральную лабораторию, и в предыдущих анализах, которые учитывали возможность потенциального несоответствия, были обнаружены ограниченные несоответствия [28,29,30]. Кроме того, несоответствия в результатах теста ER / PR / HER2 между иглой биопсии опухоли, взятой во время постановки диагноза, и материалом для удаления опухоли незначительны, также у пациентов, получающих любую форму неоадъювантной терапии [31].

Наконец, отсутствует информация о типах диагностических методов. Учитывая высокую частоту метастатического поражения на момент обращения, пациенты с ИБК проходят обширную стадию, включая сцинтиграфию костей всего тела, УЗИ печени и рентген грудной клетки. Некоторые учреждения могли использовать другие методы, такие как позитронно-эмиссионная томография / компьютерная томография с 18-фтордезоксиглюкозой (ПЭТ / КТ), которые могут повлиять на обнаружение отдаленных метастазов по сравнению с традиционными методами [32]. Более чем у 20% пациентов после ФДГ-ПЭТ-сканирования появляются отдаленные метастазы по сравнению с традиционными стадиями местно-распространенного рака молочной железы [33]. Однако по подтипам разницы не предвидится,поскольку нет руководства по поводу того, какой подтип рака молочной железы должен получить определенный тип диагностического метода, и потенциальная диагностическая ошибка будет присутствовать для всех подтипов рака молочной железы, и это не повлияет на различия, о которых мы сообщаем.

Клиническая значимость

ИБК диагностируется в более молодом возрасте с показателями выживаемости, которые явно ниже средних показателей для пациентов с ИБК [6]. Подобно ИБК в целом, частота ИБК IV стадии, по-видимому, увеличивается (данные не показаны) [6]. Это может быть связано, среди прочего, с более частым использованием улучшенных методов определения стадии [32]. Знания биологии ИБК должны увеличиваться, чтобы добиться улучшения в лечении ИБК. Это относится как к IBC стадии III, так и к IV. Стратификация подтипов рака молочной железы на стадии IV IBC имеет клиническое применение для оценки прогноза, поскольку OS значительно различалась между подтипами с наихудшей OS для HR- / HER2- IBC. Эти данные могут помочь врачам в консультировании пациентов относительно прогноза и выявить необходимость новых системных (таргетных) методов лечения для улучшения общей выживаемости при IBC стадии IV и, в частности, болезни HR- / HER2-.

Более того, различия, наблюдаемые в местах метастазов между подтипами рака молочной железы, могут способствовать более индивидуальной постановке на стадии метастазирования, ориентированной на места метастазирования. Поскольку метастатическое заболевание остается основной причиной смертей, связанных с раком [34], такая индивидуальная стадия может привести к определению более эффективного прогноза и, надеюсь, в будущем, к индивидуализированным целевым подходам к лечению этих пациентов. Некоторые данные свидетельствуют о потенциальной роли специфичного для метастазов местного лечения (например, метастазэктомии и лучевой терапии) в продлении выживаемости, особенно при олигометастатическом заболевании, хотя проспективные данные отсутствуют [35]. Следовательно, у пациентов с метастазами в несколько органов следует обсудить местное лечение метастазов и, возможно, исключить его.Это предотвратит потенциальную заболеваемость бесполезным лечением [36].

Вывод

Это исследование демонстрирует важные различия в отдаленном метастатическом поведении и общей выживаемости между подтипами рака молочной железы, как определено статусом HR / HER2, и способствует расширению знаний о прогностических маркерах при IBC стадии IV. Следовательно, более целенаправленное и ориентированное на пациента определение стадии должно основываться на подтипах рака груди, чтобы получить наиболее точную информацию о месте и распространенности заболевания, а также обсудить возможные варианты лечения в случае метастатического заболевания.

Доступность данных и материалов

Данные, подтверждающие выводы этого исследования, доступны в NCR, но существуют ограничения на доступность этих данных, которые использовались по лицензии для текущего исследования и поэтому не являются общедоступными. Однако данные доступны от авторов по разумному запросу и с разрешения NCR.

использованная литература

  1. 1.

ван Уден DJP, ван Лаарховен HWM, Вестенберг AH, де Вильт JHW, Blanken-Peeters CFJM. Воспалительный рак груди: обзор. Crit Rev Oncol Hematol. 2015; 93 (2): 116–26. https://doi.org/10.1016/j.critrevonc.2014.09.003. Epub 2014 16 октября.

Фон Минквиц Г., Унтч М., Бломер Ю.Ю., Коста С.Д., Эйдтманн Х., Фашинг П.А. и др. Определение и влияние полного патологического ответа на прогноз после неоадъювантной химиотерапии при различных подтипах внутреннего рака молочной железы. J Clin Oncol. 2012; 30: 1796–804.

Энгстрём М.Дж., Опдал С., Хаген А.И., Ромундстад П.Р., Акслен Л.А., Хауген О.А. и др. Молекулярные подтипы, гистопатологическая степень и выживаемость в исторической когорте пациентов с раком груди. Лечение рака груди Res. 2013; 140 (3): 463–73. https://doi.org/10.1007/s10549-013-2647-2. Epub 2013 31 июля.

Хак Р., Ахмед С.А., Инжакова Г., Ши Дж., Авила С., Поликофф Дж. И др. Влияние подтипов рака груди и лечения на выживаемость: анализ за два десятилетия. Биомарк эпидемиологии рака Пред. 2012; 21: 1848–55.

Ван Уден Д., Ван Маарен М., Булт П., Строббе Л., Сислинг С., Де Вилт Х. и др. Молекулярные подтипы воспалительного рака груди: описательный анализ с использованием онкологического реестра Нидерландов. Eur J Cancer. 2018; 92: S120–1 Доступно по адресу: https://linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0959804918305835. [цитируется 4 марта 2019 г.].

ван Уден DJP, Bretveld R, Siesling S, de Wilt JHW, Blanken-Peeters CFJM. Воспалительный рак груди в Нидерландах; улучшенная выживаемость за последние десятилетия. Лечение рака груди Res. 2017; 162: 365–74 Доступно по адресу: http://link.springer.com/10.1007/s10549-017-4119-6.

Chen MT, Sun HF, Zhao Y, Fu WY, Yang LP, Gao SP и др. Сравнение моделей и прогнозов среди пациентов с отдаленным метастатическим раком молочной железы по возрастным группам: популяционный анализ SEER. Научный доклад 2017; 7: 1–8. https://doi.org/10.1038/s41598-017-10166-8.

Fritz AG. Международная классификация онкологических заболеваний (МКБ-О). Мировой исцеляющий орган. 2000; 240.

Собин Л.Х., Комптон СС. Седьмое издание TNM: что нового, что изменилось. Рак. 2010; 116: 5336–9.

Собин Л.Х. TNM, шестое издание: новые разработки в общих концепциях и правилах. Semin Surg Oncol. 2003; 21: 19–22.

Takiar V, Akay CL, Stauder MC, Tereffe W, Alvarez RH, Hoffman KE и др. Предикторы стойкого отсутствия доказательств статуса заболевания у пациентов с метастатическим воспалительным раком молочной железы de novo, получавших неоадъювантную химиотерапию и облучение после мастэктомии. Springerplus. 2014; 3: 166 Доступно по адресу: http://springerplus.springeropen.com/articles/10.1186/2193-1801-3-166.

Akay CL, Ueno NT, Chisholm GB, Hortobagyi GN, Woodward WA, Alvarez RH, et al. Первичная резекция опухоли как компонент комплексного лечения может улучшить местный контроль и выживаемость у пациентов с воспалительным раком молочной железы IV стадии. Рак. 2014; 120: 1319–28.

Ли Дж., Ся И, Ву Ц., Чжу С., Чен С., Ян В. и др. Результаты лечения пациентов с воспалительным раком молочной железы по молекулярным подтипам, определяемым рецепторами гормонов и HER2: популяционное исследование программы SEER. Oncotarget. 2017; 8: 49370–9.

Sun S, Chen C, Wu J, Liu Q, Zhu S, Wei W и др. Подтипы рака груди предсказывают предпочтительное место отдаленных метастазов: исследование на основе SEER. Oncotarget. 2017; 8: 27990–6.

Warren LEG, Guo H, Regan MM, Nakhlis F, Yeh ED, Jacene HA и др. Воспалительный рак молочной железы и развитие метастазов в мозг: факторы риска и исходы. Лечение рака груди Res. 2015; 151: 225–32. https://doi.org/10.1007/s10549-015-3381-8.

Давуд С., Уэно Н.Т., Валеро В., Андреопулу Е., Сюй Л., Лара Дж. И др. Заболеваемость и выживаемость после метастазов в мозг среди женщин с воспалительным раком груди. Энн Онкол. 2010; 21: 2348–55.

Dawood S, Merajver SD, Viens P, Vermeulen PB, Swain SM, Buchholz TA, et al. Международная группа экспертов по воспалительному раку груди: заявление о консенсусе для стандартизированной диагностики и лечения. Энн Онкол. 2011; 22: 515–23 Доступно по адресу: http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=3105293&tool=pmcentrez&rendertype=abstract.

Давуд С., Уэно Н. Т., Валеро В., Вудворд В. А., Бухгольц Т. А., Хортобадьи Г. Н. и др. Выявление факторов, влияющих на выживаемость женщин с воспалительным раком груди. Энн Онкол. 2012; 23: 870–5 Доступно по адресу: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21765048.

Бадве Р., Хавалдар Р., Наир Н., Каушик Р., Пармар В., Сиддик С. и др. Локорегиональное лечение по сравнению с отсутствием лечения первичной опухоли при метастатическом раке молочной железы: открытое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет Онкол. 2015; 16: 1380–8. https://doi.org/10.1016/S1470-2045(15)00135-7.

Фицал Ф., Бьелич-Радишич В., Кнауэр М., Стегер Г., Хубалек М., Балич М. и др. Влияние хирургии груди на первичный метастазирующий рак груди: результаты проспективного рандомизированного исследования III фазы ABCSG-28 POSYTIVE. Ann Surg. 2019; 269 (6): 1163–1169. https://doi.org/10.1097/SLA.0000000000002771.

Соран А., Озмен В., Озбас С., Каранлик Х., Муслуманоглу М., Игчи А. и др. Рандомизированное испытание, сравнивающее резекцию первичной опухоли с отсутствием хирургического вмешательства при раке молочной железы IV стадии при поступлении: протокол MF07-01. Энн Сург Онкол. 2018; 25 (11): 3141–9.

Лю Дж, Чен К., Цзян В., Мао К., Ли С., Ким М.Дж. и др. Реакция на химиотерапию и выживаемость воспалительного рака молочной железы путем приближения молекулярных подтипов, определенных рецептором гормона и HER2: анализ из Национальной базы данных по раку. J Cancer Res Clin Oncol. 2016; 143: 161–8 Доступно по адресу: http://europepmc.org/abstract/med/27704268.

Гонг Y, Лю Ю.Р., Цзи П, Ху X, Шао З.М. Влияние молекулярных подтипов на пациентов с метастатическим раком молочной железы: популяционное исследование SEER. Научный доклад 2017; 7: 1–10. https://doi.org/10.1038/srep45411.

Фитени Ф., Вильянуэва С., Базан Ф., Перрин С., Шеньо Л., Доби Е. и др. Долгосрочное наблюдение пациентов с метастатическим раком молочной железы, получавших трастузумаб: влияние учреждений. Грудь. 2014; 23 (2): 165–9.

Оканья А., Амир Э., Пандиелла А. Двойное нацеливание на HER2-положительный рак молочной железы с трастузумабом эмтанзином и пертузумабом: понимание результатов клинических испытаний. Oncotarget. 2018; 9 (61): 31915–9.

ДеСантис К., Ма Дж., Брайан Л., Джемал А. Статистика рака груди, 2013. CA Cancer J Clin. 2014. 64 (1): 52–62. https://doi.org/10.3322/caac.21203. Epub 2013 1 октября.

Ставит MTE, Tu HA, Tourangeau A, Howell D, Fitch M, Springall E, et al. Факторы, влияющие на приверженность лечению рака у пожилых людей с раком: систематический обзор. Энн Онкол. 2014; 25 (3): 564–77.

Орландо Л., Виале G, Бриа Е, Лутрино Э.С., Спердути I, Карбогнин Л. и др. Несоответствие в отчете о патологии после центрального обзора патологии: значение для адъювантного лечения рака груди. Грудь. 2016; 30: 151–5.

Niikura N, Liu J, Hayashi N, Mittendorf EA, Gong Y, Palla SL и др. Потеря экспрессии рецептора 2 эпидермального фактора роста человека (HER2) в метастатических сайтах первичных опухолей молочной железы с избыточной экспрессией HER2. J Clin Oncol. 2012; 30 (6): 593–9.

Ван Ройен Дж. М., Де Мунк Л., Де Грааф Дж. К., Сислинг С., Де Врис Е. Г., Бурс Дж. Э. Ограниченное несоответствие рецептора 2 эпидермального фактора роста человека у пациентов с метастатическим раком молочной железы, получавших трастузумаб, популяционное исследование. Eur J Cancer. 2014; 50 (5): 885–91.

Berghuis AMS, van Deurzen CHM, Koffijberg H, Terstappen LWMM, Sleijfer S, IJzerman MJ. Реальные данные о несоответствии между экспрессией эстрогена, прогестерона и рецептора HER2 при диагностической биопсии опухоли по сравнению с материалом для удаления опухоли. Лечение рака груди Res. 2019; 175 (2): 451–8.

Ян В.Т. Достижения в визуализации воспалительного рака груди. Рак. 2010; 116: 2755–7.

Ван дер Хувен Дж. Дж. М., Крак Н. С., Хоэкстра О.С., Comans EFI, Boom RPA, Ван Гелдере Д. и др. Позитронно-эмиссионная томография 18F-2-фтор-2-дезокси-D-глюкозы в определении стадии местнораспространенного рака молочной железы. J Clin Oncol. 2004; 22: 1253–9.

Редиг А.Дж., Макалистер СС. Рак груди как системное заболевание: взгляд на метастазы. J Intern Med. 2013. 274 (2): 113–26.

Пагани О., Сенкус Э., Вуд В., Коллеони М., Куфер Т., Кириакидес С. и др. Международные рекомендации по лечению метастатического рака груди: можно ли вылечить метастатический рак груди? J Natl Cancer Inst. 2010. 102 (7): 456–63.

Cardona-Morrell M, Kim JCH, Turner RM, Anstey M, Mitchell IA, Hillman K. Бесполезное лечение в больнице в конце жизни: систематический обзор масштабов проблемы. Int J Qual Heal Care. 2016; 28 (4): 456–69.

Благодарности

Авторы благодарят регистрационную группу Нидерландской комплексной онкологической организации за сбор данных для Нидерландского онкологического реестра и научный персонал Нидерландского онкологического реестра.

Финансирование

Автор (ы) не получил специального финансирования для этой работы.

Информация об авторе

Принадлежности

Отделение хирургии, Медицинский центр Университета Радбоуд, Неймеген, Geert Grooteplein Zuid 10, 6525 GA, Неймеген, Нидерланды

DJP ван Уден и JHW де Уилт

Департамент исследований, Нидерландская всеобъемлющая онкологическая организация (IKNL), Hoog Catharijne, Godebaldkwartier 419, 3511 DT, Утрехт, Нидерланды

MC van Maaren & S. Siesling

Департамент исследований медицинских технологий и услуг, Университет Твенте, Drienerlolaan 5, 7522 NB, Энсхеде, Нидерланды

MC van Maaren & S. Siesling

Отделение хирургии, больница Canisius Wilhelmina, Weg door Jonkerbos 100, 6532 SZ, Неймеген, Нидерланды

Отделение патологии, Медицинский центр Университета Радбауд, Неймеген, Geert Grooteplein Zuid 10, 6525 GA, Неймеген, Нидерланды

Отделение медицинской онкологии, Медицинский центр Университета Радбауд, Неймеген, Geert Grooteplein Zuid 10, 6525 GA, Неймеген, Нидерланды

Дж. Дж. Ван дер Хувен

Отделение хирургии, Госпиталь Рейнстейт, Wagnerlaan 55, 6815 AD, Арнем, Нидерланды